Переносим модель ускорения Силиконовой Долины в сектор СМИ

Переносим модель ускорения Силиконовой Долины в сектор СМИ Переносим модель ускорения Силиконовой Долины в сектор СМИ

Пожалуй, ни один сегмент американской деловой жизни не подвергался большим изменениям, чем традиционные СМИ. Это то, в чем Matter Ventures из Сан-Франциско видит много перспектив. Благодаря партнерству с некоммерческими организациями, компания стремится культивировать новые предпринимательские идеи в журналистике, социальных СМИ и других формах публичной коммуникации.

Получая 2,5 миллиона долларов из Knight Foundation и филиала государственного радио KQED, Matter Ventures вкладывает 50 тыс. долларов в стартовый капитал медиа-стартапов в обмен на 4-7 % от уставного капитала. Идея состоит в том, чтобы перенести модель ускорения Силиконовой Долины в медиа-сектор, обеспечивая интенсивный курс в мире реального предпринимательства для потенциальных новаторов, которые, возможно, никогда не видели бизнес-плана.

Первая группа из 6 участников, которая включает Zeega (платформа для создания и распространения интерактивных видео) и SpokenLayer («перенос человеческого голоса в лучший из письменных веб-ресурсов»), закончила свой 5-месячный курс программы ускорения в июле. Следующая сессия стартует в октябре.

Руководящий партнер Кори Форд – бывший режиссер документальных фильмов, который ушел из PBS's Frontline в Stanford Business School, а затем помогал открыть Runway incubator Эрику Шмидту из Google – поделился своими соображениями.

Сможет ли Matter Ventures сохранить журналистику? Будет ли это выгодно?

Мы строим место, где будет происходить большое количество экспериментов, чтобы помочь определить будущее значимой журналистики. Мы решили, что лучший способ простимулировать инновацию, которую мы ищем, - это некоммерческая модель, которая будет налагать определенные ограничения жизнеспособности на нас и нашу команду. Последнее, чего мне хотелось бы, - это поддержка кучи благонамеренных леммингов, которые бы упали с обрыва по окончании этих пяти месяцев. Нам нужны люди, которые хотят быть устойчивыми и жизнеспособными самостоятельно. И мы владеем акциями в их компаниях.

Как вы подбираете участников?

Это сложно описать, особенно, учитывая то, что сегодня становится все труднее дать точное определение СМИ. Наша миссия состоит в поддержке предпринимателей, которые строят более информированное, более связанное и более уполномоченное общество.
Наша работа состоит не в том, чтобы рассказать им, каким будет будущее журналистики, а в том, чтобы создать место, где могут появляться необходимые инновации. Предпринимательство на ранних стадиях больше касается людей, чем их идей, так как идеи будут меняться со временем – они должны через какое-то время меняться. Так что мы спрашиваем: «Какие изменения этот человек хочет видеть в мире, и совпадает ли это с нашей миссией?»

Чему вы их учите?

Я разочаровался в школе бизнеса. Я получил предпринимательское образование мирового класса, но это было от В до Z – «У вас есть валидная рыночная идея и команда, и вот так вы это выполняете и анализируете». Но я бы отталкивался от креативных способностей, и никто не отвечал на вопрос: «Я хочу быть предпринимателем. Как мне сделать первый шаг?». Мы пытаемся подобрать креативных людей и провести их от точки А до точки В.

Мы начинаем с интенсивного предпринимательского лагеря. Потом у нас четыре месячных спринта, каждый из которых может кульминировать в оценку проекта –  собственно, демо-день с нашим сообществом, где создается среда, обладающая тем, что я называю «умышленной интуицией». Мы хотим привести их в место, где они оценят свои задатки и смогут увеличить инвестиции.

Как выглядит успех?

Через пять лет мы надеемся видеть компании, вышедшие из Matter, широко представленными и обладающими влиянием в мире значимых СМИ, будь то журналистика, государственные СМИ или что-то еще. При этом мы должны оцениваться, как любой другой инвестор, для которого показателем является троекратное возвращение капитала. Именно так измеряется успех крупнейших венчурных компаний.